Физика

Физика

В первые десятилетия деятельности Петербургской Академии наук вопрос о концептуальных основах физики решался, как правило, путем сочетания определенных элементов картезианства и ныотонианства. Картезианцы, настаивая на строгом сохранении принципов механического взаимодействия между частицами материи, природу этих частиц представляли весьма отличной от эталонов механического атомизма, видя ее не в твердости, непроницаемости, тяжести, а только в протяженности. Декарт создал теорию «вихревых атомов», согласно которой атомы являлись вихревыми образованиями единой гомогенной субстанции, космического флюида. В системе Ньютона материя состояла из бесконечного числа изолированных, твердых, неизменных и неидентичных частиц. Вначале Ньютон, подобно Декарту, считал, что передача движения происходит по принципу близко действия, непосредственным ударом или соприкосновением, но позже он пришел к идее, ставшей основой его воззрений, что взаимодействие осуществляется силами притяжения, действующими на расстоянии. Метод Ньютона - введение им сил тяготения неясной природы и механизма действия - озадачивал многих. Лейбниц по этому поводу писал, что «притяжение тел как действие на расстоянии и без всякого связующего средства» выглядит сверхъестественным явлением, которое «невозможно объяснить из природы вещей». Ньютоновское притяжение, по его мнению, открывало приют для невежества и лености ума, заменяло философию разума, причинности философией оккультных качеств.

В России картезианское описание свойств корпускул не пользовалось популярностью (одним из немногих последовательных картезианцев был Г. Б. Бильфингер), но механизм близкодействия в первой половине века был практически общепризнан. Сторонником близкодействия был Л. Эйлер. Несколько иную позицию занимал Д. Бернулли. Движением соударяющихся частиц он объяснял многое, но не считал эту идею универсальной.

23.10.2017