Сторонники науки

Сторонники науки нового времени были убеждены в благотворном воздействии ее на человеческое существование, идеалы которого рисовались в духе принципов зарождающейся, а затем и более зрелой просветительской идеологии.

Самого талантливого защитника приобрели науки в лице Ломоносова. В лучших традициях века Просвещения он относился с безграничным доверием к возможностям человеческого разума и науки как высшего проявления разумной деятельности.

«Нет ни единого места в просвещенной Петром России, где бы плодов своих не могли принести науки: нет ни единого человека, который бы не мог себе ожидать от них пользы» и, - убеждал он соотечественников. Ломоносов надеялся, что в России, «в пространном сем государстве высокие науки изберут себе жилище и в российском народе получат к себе любовь и усердие» 15.

Он был уверен, что мировоззрение, идущее на смену средневековому, развивающееся естествознание найдут свое точное и ясное выражение в русском языке.

В XVIII в. латынь перестала быть единственным языком науки, права гражданства обрели национальные языки. В России у сторонников русского научного языка было немало забот. Прежде всего следовало убедить общественность в том, что «нет такой мысли, кою бы по-российски изъяснить было невозможно». Ученые не раз повторяли слова Ломоносова о русском языке, в котором можно найти «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». Их приводил и основатель отечественной эпидемиологии Д. Самойлович, выступая за издание медицинской литературы на русском языке, «на том языке, который со временем будут ценить европейские ученые».

29.04.2017