Петербургская Академия

Петербургская Академия

Петербургская Академия стремилась к установлению тесных связей с зарубежными учеными. Собственно, сама Академия возникла в результате контактов с научным миром передовых стран Европы, общения знаменитых естествоиспытателей, членов Парижской Академии наук, Британского королевского общества с прогрессивными русскими деятелями начала века. При создании в 1700 г. Берлинского научного общества (преобразованного позже в Берлинскую Академию наук) инструкцией (уставом) предусматривалась организация совместных с Россией астрономических, географических наблюдений, натуралистических исследований. Многие просвещенные русские люди, находясь за границей, всемерно содействовали расширению научных связей. Так, А. Кантемир, А. Д. Голицын, будучи на дипломатической службе, встречались с выдающимися учеными и мыслителями своего времени, поддерживали с ними активную переписку. Они помогали распространению у себя на родине их идей и облегчали им знакомство с трудами, публикуемыми в России.

Среди почетных членов Петербургской Академии наук были X. Вольф, И. Бернулли, Р. Реомюр, П. Мопертюи, Ф. Вольтер, Д. Дидро, Ж. дАламбер, К. Линней. Русские ученые также избирались членами иностранных академий и научных обществ.

Широкий кругозор, интерес к событиям мировой культуры были присущи Е. Р. Дашковой, в течение десяти лет возглавлявшей Петербургскую Академию. В Париже она была знакома с дАламбером, Д. Дидро, Г. Рейналем. Еще обширнее были ее знакомства в Англии - историки У. Робертсон и А. Фергюсон, физик Д. Блэк, экономист А. Смит. О склонности Дашковой к англичанам как «антимонархическому народу» писал Дидро. По предложению Дашковой в Петербургскую Академию был принят Б. Франклин, который стал первым американским ученым среди ее почетных иностранных членов.

20.09.2017