Перечисленные черты

Перечисленные черты присущи и большинству книжных собраний петербургских ученых середины XVIII столетия. Только объем этих библиотек исчислялся, как правило, не тысячами, а сотнями названий. В России, как и в Западной Европе, размеры домашней библиотеки ученого были обусловлены в первую очередь материальным положением ее владельца. Между тем престиж труда профессоров и адъюнктов Петербургской Академии наук, а также ученых, работавших вне Академии, был весьма невысок;3 как следствие, невелико было и их жалование. 4 И тем не менее, по-видимому, многим из них удавалось собрать хорошую личную библиотеку в 300-400 томов. При этом почти каждому петербургскому ученому перед тем, как купить заинтересовавшую его книгу, приходилось подумать, взвесить, насколько она была ему необходима.5 И если уж книга приобреталась, то это значило: ученый действительно нуждался в ней. В частности, имению поэтому на основе сведений о личной библиотеке ученого можно выяснить или уточнить, па чем он концентрировал внимание.

Член Петербургской Академии наук профессор физиологии известный ученый Иозиас Вейтбрехт (1702-1747) располагал солидной медицинской литературы. Незадолго до смерти, намереваясь погасить задолженность, накопившуюся за ним в академической книжной лавке, И. Вейтбрехт предложил библиотекарю И. К. Тауберту приобрести для Библиотеки Петербургской Академии наук часть книг по медицине из своего собрания на сумму в 79 р.6 По этому вопросу в марте 1747 г., уже после смерти Вейтбрехта, было принято следующее решение: «А таких книг в библиотеке не находится и в продаже оные не всегда случаются, сим определено: показанные книги в библиотеку принять».

Книги Вейтбрехта, приобретенные в соответствии с этим решением, до сих пор хранятся в Библиотеке Академии наук. Выявлены 3 книги с его автографом «J. Weitbrecht».

11.12.2017