Исторический и критический словарь

Некоторое время спустя Екатерина прочла биографию Генриха IV, написанную парижским архиепископом Перефиксом, а вслед 'за ней - «Записки» Браптома. Об объемистом историческом сочинении, к чтению которого Екатерина приступила в Москве в конце 1748 г., она позднее вспомнит: «Я тогда принялась за „Историю Германии" отца Барра, каноника собора св. Женевьевы, девять томов в четвертку; я окончила все девять в течение зимы и части весны».24 Потом она читала сочинения Платона.

В начале 1750-х гг. великая княгиня четырехтомный «Исторический и критический словарь» Вейля. Все четыре фолианта были прочитаны ею от начала и до конца: «Я употребила на это чтение два года, - отмечает Екатерина, - каждые шесть месяцев я одолевала один том».

В конце 1754 - начале 1755 г. библиотека Екатерины пополнилась многими изданиями на русском языке, о чем в «Записках» сообщается следующее: «Я прочла в эту зиму столько русских книг, сколько могла достать, между прочим два огромных тома Баронпуса, в русском переводе».26 Приблизительно в тоже время Екатерина прочитала «Всеобщую историю» Вольтера, а также книгу Монтескье «Дух законов», послужившую ей впоследствии, уже в бытность ее императрицей, главным источником при написании известного «Наказа Комиссии о составлении проекта нового уложения». В 1750-е гг. Екатерина приобрела первые тома «Энциклопедии» Дидро и Д'Аламбера.

Чтение стало основным занятием великой княгини. Вот что сообщает по этому поводу один из ее современников, секретарь французского посольства в России Ж. Л. Фавье: «Почти отшельнический образ жизни, который она ведет, проводя все семь зимних месяцев не выходя из своих покоев, малочисленное общество, которое она там видит и которое для нее не представляет никакого интереса, все это заставляет ее заниматься чтением... Ей не переставали твердить, что великий князь никогда не будет сам управлять... - добавляет Фавье. Эти речи... внушили ей похвальное стремление заняться самообразованием».

20.08.2017