Усиление в поэзии личностного начала

И вместе с тем в нем нашли свое отражение многие характерные черты известных екатерининских вельмож. Вот поэт роскошествует, как Г. А. Потемкин, исчезает со службы на охоту, как П. И. Панин, не дает спать по ночам соседям, тешась роговой музыкой, как С. К. Нарышкин, веселит свой дух кулачными бойцами, как А. Г. Орлов, «просвещает» свой ум чтением «Полкана» и «Бовы», как А. А. Вяземский. Сейчас, чтобы установить «прототипы» мурзы, нужны комментарии. Современники же узнавали их без труда. Типичность образа мурзы была ясна и самому поэту - он закончил рассказ о нем многозначительными словами: «Таков, Фелица, я развратен! Но на меня весь свет похож». В эту хвалебную оду органично вписаны бытовые картины, описания домашних забав (игра поэта с женой «в дурака», «жмурки»; «То в свайку с нею веселюся, То ею в голове ищуся»).

Усиление в поэзии личностного начала, а в некоторых стихотворениях преимущественное к нему внимание было подготовлено самой логикой художественного развития. В стихах Державина раскрывается с небывалой ранее полнотой противоречивый образ его современника, человека живого, естественного, с его падениями и взлетами.

Трансформируя жанр торжественной оды, Державин превращает ее в свою противоположность - в сатирико-обличительное произведение (ода «Вельможа» 1794 г. и др.). В конечном итоге появилась пародия на торжественную оду - «Милорду, моему пуделю» (1807). Ближе к традиционному одическому жанру так называемые «победные» оды Державина, хотя и в них встречаются живописные картины природы и ярче проявляется образ самого поэта.

Особой заслугой Державина следует признать художественное исследование им диалектики бытия макро- и микрокосма. Отсюда излюбленный поэтический прием поэта - противопоставление. Ему порой удается выявить диалектическую связь противоречий в их единстве. В оде «Бог» (1780-1784) он создает потрясающе грандиозную антитезу:

11.12.2017