Непосредственное «разрушение» жанра

Все житейские радости, любовь, пиршества обрываются смертью: «Где стол был яств, там гроб стоит». Но заключительная строфа резко меняет тон всего произведения. Дается совет в духе гедонизма («Жизнь есть небес мгновенный дар; Устрой ее себе к покою»). По этой же строфе можно предположить, что перед нами элегия-послание (автор обращается к другу Мещерского: «Сей день, иль завтра умереть, Перфильев! Должно нам конечно...»).

В стихах «На рождение в Севере...» обнаруживается прямая полемика с Ломоносовым. Они написаны хореем (вместо четырехстопного ямба). Чтобы у читателя не было сомнения, с кем из поэтов ведет здесь спор Державин, он начинает свои стихи строкой (с небольшим изменением) из известной оды 1747 г. Ломоносова («С белыми Борей власами» - у Державина; «Где с белыми Борей власами» - у Ломоносова). Державин вводит новый мотив в свои наставления царям, причем пожелание, которое отсутствовало у Ломоносова, у него становится главным:

Непосредственное «разрушение» жанра торжественной оды Державин начал своей «Фелицей» (1783), соединив в ней похвалу с сатирой. Ее подлинно новаторский характер был отмечен по живым следам современниками. Так, поэт Е. И. Костров, приветствуя «творца оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царице Киргизкайсацкой», отметил, что «парящая» («высокопарная») ода уже перестала удовлетворять изменившийся вкус публики, а в особую заслугу Державину поставил «простоту» его стиля:

Сам Державин в полной мере осознавал новизну «Фелицы», отнеся ее к «такого рода сочинению, какого на нашем языке еще не бывало».

Соединяя похвалу императрице с сатирой на ее приближенных, поэт резко нарушает чистоту жанра, требуемую классицистами. В ней появляется новый принцип типизации: собирательный образ мурзы не является механической суммой нескольких отвлеченных «портретов». Державииский мурза - это сам поэт с присущей ему откровенностью, а порой и лукавством.

30.04.2017