Индивидуализация действующих лиц

Индивидуализация действующих лиц достигается Фонвизиным преимущественно путем использования языковых средств. И снова наибольший успех достигнут драматургом в речи Простаковой. Все ее качества отражаются в ее языке. Озверевшая крепостница не знает других обращений к слугам, кроме как «собачья дочь», «бестия», «скот», «воровская харя», «канальи», «воры»... Заботлива и ласкова она в обращениях к Митрофану: «друг мой сердешный!», «душенька». Но даже и в этом случае Простакова (в девичестве Скотинина), проявляет свою животную сущность: «Слыхано ль, чтоб сука щенят своих выдавала». Язык Простаковой меняется не только в зависимости от адресата, но и от ситуации. Он не лишен налета «светскости» при встрече гостей («рекомендую вам дорогого гостя», «милости просим») и близок к народной речи в ее униженных причитаниях, когда после неудавшегося похищения Софьи она вымаливает себе прощение: «Ах, мои батюшки, повинную голову меч не сечет... Умилосердись надо мною и над бедными сиротами». Наличие в языке Простаковой просторечия и элементов народной лексики закономерно: необразованность поместных дворян, их постоянное общение с крестьянами стирали различия в обиходном языке между «верхним» и «нижним» сословиями.

Основу языка положительных действующих лиц составляет «правильный», книжный язык, но полной унификации все же не произошло. Речь Стародума бывает афористичной («тщетно звать врача к больным не исцельно», «наглость в женщине есть вывеска порочного поведения» и др.), в ней встречаются архаизмы, она близка к слогу статей, писем и даже переводов самого автора. Исследователями отмечены прямые «заимствования» в речах Стародума из прозаических произведений Фонвизина, что вполне объяснимо: Стародум выражает авторские взгляды. Для Правдина характерны канцеляризмы. В языке молодых людей Милона и Софьи встречаются сентиментальные обороты.

20.10.2017