Портреты извергов-помещиков

Здесь Новиков выступает сторонником естественного равенства людей, но выводы его из этого просветительского постулата оказываются ограниченными. На это указал Добролюбов: «Вместо прямого вывода: «крестьяне тоже человек, следовательно, помещики не имеют над ними никаких прав», поставлен другой, очень неполный: «крестьяне тоже человек, следовательно не нужно над ними тиранствовать».

Портреты извергов-помещиков даны пока еще абстрактно, а их жертвы и вовсе безлики. Типизация носит «механический» характер, близкий к способу «портретной галереи» в ряде сатир Кантемира. Но вскоре появляются «Копии с отписок» и «Копии с помещичьего указа», в которых абстрактность уступает место конкретности и нарочитой безыскусности изложения. В центре «Копий с отписок» - «горькая участь» крестьянина-должника Филатки. «Он лето прохворал, хлеба не сеял, работать в доме некому, лошади пали», - сообщает о нем староста. Недоимки он не заплатил, «клети» (избы) его проданы, также и корова. Ребята большие померли, остался он с четырьмя ребятишками мал мала меньше, кормить их нечем. И если бы не помощь собратьев-крестьян («над ребятишками сжалился мир... дал им корову»), то и младшие дети Филатки не избежали бы участи старших. Челобитную барину Филатка заканчивает проникновенной просьбой: «Неужто у твоей милости каменное сердце, что ты над моим сиротством не сжалишься?» В ответ Филатке поступил приказ, «чтобы он впредь пустыми своими челобитными не утруждал и платил бы оброк без всяких отговорок бездоимочно».

Характерно, что помещик в этом цикле не носит условного «говорящего» имени (Недоум, Безрассуд и т. п.), а назван Григорием Сидоровичем, его бездушие и неимоверное корыстолюбие показаны реалистично. Никаким «отцом» своим крестьянам быть он не может, да и автор не подсказывает ему такой роли. Больше того, с крестьянина Антошки, назвавшего его «с глупости» в челобитной «отцом, а не господином», взято пять рублей и он еще был высечен на сходе.

26.06.2017