Равенство в обществе

Народ, расправившись с царем, будет совершенно прав: ведь дал монарху власть, чтобы «равенство в обществе блюсти», быть «мстителем пороку, лжи и клеветы», а монарх лишил народ всех прав, стал преступником и «злодеем всех лютейшим».

Радищев с горечью отмечал, что в России нет еще реальных условий и сил пойти за народами, завоевавшими свободу. Он писал о «непобедимом вожде свободы» Вашингтоне: «К тебе душа моя вспоена, к тебе, словутая страна, стремится, гнетом где согбенно лежала вольность попрана; ликуешь ты! а мы здесь страждем! Того ж, того ж и мы все ждем». Да, пример революции «мету (цель. - Авт.) обнажил», но... «Не приспе еще година, не совершилися судьбы».

Радищев верил в то, что новое поколение, придя на его могилу, с уважением и «со чувствием» скажет:

Он имел полное право сказать: «Я зрю сквозь целое столетие».

После Американской и Великой французской революций, восстания в Польше, продолжающихся крестьянских волнений в России, расправы самодержавия с Радищевым, Новиковым, Крыловым и другими деятелями передовой общественно-политической мысли их традиции продолжили «радищевцы». Они не отличались последовательностью Радищева, не были революционерами, не разделяли многие его идеи. Но достаточно вспомнить произведения, посвященные памяти Радищева, написанные И. М. Борном и И. П. Пниным, трактат В. В. Попугаева «О рабстве и его начале», где утверждалось, что государство, охраняющее рабство, идет к неминуемому упадку, поэтому необходимо немедленно «возвратить рабам вольность». Радищевцы отвергали сословный строй и требовали равенства всех перед законом. Рабы, писал Пнин, только по своей «непросвещенности» мирятся со своим ужасным положением, а Попугаев подчеркивал, что «грубость и непросвещенность рабов порождена ужасным и отвратительным нравственным обликом их поработителей».

26.04.2017