Положение крестьян

Дальше всех пошел депутат белгородских однодворцев А. Маслов, который утверждал, что крестьяне бегут, потому что дворяне «мужиков денно и нощно работаю понуждают», что в результате этого «отягощения в крестьянских домах дети с голоду зле помирают». Он решительно отвергал предложение о разделении работы крестьян в неделе на две или три части, так как это никак не изменит их положения. Помещик, заявлял он, может дать крестьянину такой объем работы на два дня, «что тяжкою работою всех крестьян поделает пешими без лошадей», а сам крестьянин придет в «самое изнеможение».

Положение крестьян, заявлял Маслов, изменится только тогда, когда будет уничтожена власть над ними помещика, когда он будет лишен права вмешиваться в жизнь и работу крестьян, наказывать их и отбирать имущество. Только тогда «от помещиков... никто обижен не будет и побеги крестьян прекратятся». Он полагал всех помещичьих крестьян передать в ведение государственной коллегии, которая будет взимать государственные подати и определенный законом объем «господских доходов», а затем передавать их помещикам.

Конечно, это еще не делало крестьянина свободным: он оставался прикрепленным к земле, права его по-прежнему были ограничены, но положение крестьян существенно изменилось бы - власть помещика над ним уничтожалась, он фактически становился хозяином земли, а «душевой сбор господских доходов» превращался в установленную законом форму арендной платы. Осуществление предложений Маслова превратило бы помещичьих крестьян в одну из категорий государственных крестьян, освобожденных от помещичьего произвола и наиболее тяжелых форм крепостничества.

Нараставшая анти дворянская и антикрепостническая направленность выступлений при обсуждении крестьянского вопроса серьезно испугала Екатерину II и дворянских депутатов, и оно было прервано. Но четыре месяца спустя при обсуждении «проекта прав благородных» крестьянский вопрос встал вновь. Оппонентами просветителей в Комиссии были кн. М. Щербатов, А. Похвиснев, А. Протасов, И. Выродов, М. Глазов и другие идеологи дворянства, которые и слышать не хотели о каком-либо ограничении прав помещиков в отношении крестьян.

30.04.2017