Идея «общей пользы»

Каждый очередной правитель, занимавший русский престол в результате дворцового переворота, стремился представить свой приход к власти как «волеизъявление» народа, под которым, как правило, понималось господствующее сословие. К подобной аргументации прибегла и Екатерина II сразу после переворота 1762 г. Ей, не имевшей права на трон, особенно важно было опереться на факт избрания народом. Но, как и у предшественников, в качестве аргументов у нее присутствовали и «желание всех наших верноподданных», и рука «божья». Спустя пять лет Екатерина так сформулировала свое право на престол: «бог один и любезное отечество через избранных своих вручили нам скипетр сия державы для спасения империи от очевидной погибели».

Идея «общей пользы», как и раньше, пронизывала все законодательство елизаветинского и особенно екатерининского времени. Но во второй половине XVIII в. в условиях обострения классовой борьбы на первый план вышли вопросы классового мира, в понятия «общая польза», «общее благо» стали вкладывать новое содержание: «тишина и спокойствие».

Екатерина пришла к власти в сложный исторический момент. К началу 60-х годов крестьянские волнения приняли особенно бурный характер. Нестабильной была и обстановка в столице. Свержение Петра III Екатериной сопровождалось уличными волнениями, оживлением олигархических претензий в среде аристократии. Екатерина, прожившая к этому времени в России почти 20 лет, была прекрасно осведомлена о настроениях, царивших в дворянской среде, о начавшейся критике абсолютистских порядков и многих сторон жизни общества. И хотя она также знала, что крепостники играют в государстве первую-скрипку, она не могла не учитывать и пожеланий либерально настроенных дворян. Поэтому новая императрица заявила о своем сочувствии передовым идеям века, объявила себя ученицей Вольтера и завела переписку с французскими просветителями.

25.05.2017