Классическое завершение

При этом, однако, последовательно проводилась мысль о незыблемости крепостного права как государственной системы и самодержавия как единственно приемлемой для России формы правления и источника благоденствия страны - тезис, нашедший классическое завершение в карамзинской формуле «Самодержавие - палладиум для России». Апология существующего строя входила в конфликт с фактами истории, влияла на самое отношение к истории, методам ее изучения. Екатерина II в «Записках касательно Российской истории» (1783-1787), написанных в опровержение трудов французских ученых П. Левека и Н. Леклерка, отрицательно отозвавшихся о роли самодержавия и крепостного права в истории страны, заявляла о своем намерении дать объективную картину прошлого России. Однако на деле этот труд превратился в откровенную фальсификацию истории. Екатерина допускала лишь историю, имевшую форму и направление, «которые бы проистекали из наибольшей славы государства и служили бы потомству как предмет соревнования и поучения». Такая постановка вопроса игнорировала научную сторону исторических трудов, но Екатерину это нимало не интересовало. Поэтому «История Российского государства» И. Стриттера - одно из обширных сочинений конца XVIII в., не отличавшееся ни новизной исторических идей, ни богатством использованных источников, ни, наконец, красотой слога - ее вполне удовлетворило: «По крайней мере, ни нация, ни государство... не унижены».

Демагогически подчеркивая стремление к созданию исторических трудов, прославляющих нацию и государство, консервативная историография на деле превращала историю в мифотворчество: всеми методами возвеличивая самодержавие, она не останавливалась перед вычеркиванием противоречащих своей концепции фактов. Впрочем, таким отношением к истории страны была пронизана не только значительная часть исторической литературы, но и все консервативное историческое сознание.

20.10.2017