Начало выхода из порочного круга

Такова и причина появления довольно популярной в русской историографии (в том числе консервативной) схемы взаимодействия «законов» и «нравов» как основы исторического процесса. Разделявшаяся целым рядом историков (Екатерина II, М. М. Щербатов, И. Н. Болтин), эта схема объективно была направлена на примирение тезиса о всевластии абсолютного монарха, решающей роли его деяний («законы») в истории с необходимостью учитывать объективные обстоятельства второй половины XVIII в., когда феодальное законодательство действительно вынуждено было все более считаться с новыми явлениями в истории России. Сложившаяся в условиях противоречивой политики «просвещенного абсолютизма», указанная схема сама была противоречивой, приводя к порочному кругу: «законы» определяются «нравами», в то время как «нравы» определяются «законами». Подобный «тупик» был вполне естествен, так как понятие «нравы» в концентрированном виде обозначало совокупность человеческих качеств, желаний, склонностей, но вопрос о том, чем же обусловлены эти качества, не ставился.

Начало выхода из порочного круга, обусловленного идеалистическими воззрениями на поступки людей в обществе, было положено русской просветительской мыслью. В этом смысле для разработки философии истории в России громадное значение имели взгляды С. Е. Десницкого. Сложившиеся не только под влиянием английской просветительской социологии и историографии (Дж. Миллар, Д. Юм, У. Роберт-сон), но и учитывавшие достижения отечественной этнографии и исторической науки, они характеризовались стремлением найти основу тем факторам, которые выделялись русской наукой. Именно богатый историко-этнографический материал позволил Десницкому сформулировать схему о четырех состояниях человечества, последовательно сменяющих друг друга в истории («первобытное», характеризовавшееся господством звероловства и собирательства, «пастушеское», «хлеба пашественное» и «коммерческое»).

27.06.2017