Знакомство отечественных мыслителей

Распространенности его во многом способствовало знакомство отечественных мыслителей с климатологическими теориями Ш.-Л. Монтескье, Ж. Б. Дюбо и, возможно, Ж. Бодена. Однако складывание в русской историографии XVIII в. определенной оценки влияния географической среды на историю вряд ли можно объяснить заимствованием. Во всяком случае не меньшее значение имели и наблюдения над природными условиями различных районов России, которым уделялось большое внимание в ходе научных экспедиций. В понятие «климат» вкладывалось достаточно широкое содержание - от наличия в данной местности гор, лесов, водных источников до качества земель. Это, по существу, подготавливало постановку вопроса о естественных ресурсах как предпосылке экономического развития страны.

Вместе с влиянием природной среды русская историография продолжала признавать роль в историческом процессе законодательства, формы правления, существующих у различных народов, а также других факторов. «Сие есть неоспоримо, что вера, климат, законы и обычаи господствуют над человеком», - писал М. М. Щербатов119. «Многие вещи господствуют над человеком, - указывала в «Наказе» Екатерина II, - вера, климат, законы, правила, принятые в основание от правительства, примеры дней прошедших, нравы, обычаи».

В выделяемых факторах исторического развития зачастую не было должной субординации. «Многофакторность», характерная как для зарубежной, так и для русской исторической мысли XVIII в., отнюдь не была «теорией факторов» или ее зачатком: она происходила более от невозможности в эту эпоху выделить подлинную основу исторического процесса. Кроме того, совокупность выделяемых факторов не всегда объясняла все исторические явления. Не случайно поэтому рационалистическая мысль признавала и роль «Фортуны», «Щастия» (Ф. Эмин, И. Н. Болтин), которые очень легко превращались в божественный промысел.

23.06.2017